В чужих руках

Так называемое «безволие» пьющих - это есть не отсутствие воли или «дефект воли», а стремление проехаться на чужой спине. Управление собственной жизнью отдается другому человеку, как отдаётся руль автомобиля малоопытному водителю «для учёбы».

Одна такая «учёба» на мощном джипе чуть не закончилась трагедией. Сын пьющего отца купил новый джип.- Поехали на дачу. На просёлочной дороге он руль передал жене, которая не справилась с управлением «озверевшей» машиной. Джип почти вставал «на дыбы», как необъезженный мустанг, выскакивая с ревом из рытвин. Остановился только после того, как сломал две-три берёзки поменьше, споткнувшись на берёзке побольше. У экипажа (пять человек) была сломана одна рука, ушиблено В чужих руках две голо­вы, пять-шесть ребер, разбиты одно надбровье, один подбородок, синяков оказалось 20 штук. Сын, тоже пьющий, но не так сильно, как отец, сделал то, что делал много-много раз его отец - передал управление в чужие руки.

В айкидо школы «шин-шин» есть очень хорошее упражнение, которое наглядно демонстрирует понятие «чужие руки». Тори (тот, кто «принимает нападение») берёт под мышки уке (того, кто, «нападая, защищается») и пытается оторвать от пола. Это первая фаза. Обычно всем удаётся оторвать от пола партнёра (уке). Во второй фазе уке мысленно сосредоточивается и представляет себя очень тяжёлым, а центр тяжести - расположенным очень низко В чужих руках, ниже колен. Тори пытается поднять «ушедшего в себя» уке. Все попытки кончаются неудачей, уке как будто на самом деле становится невероятно тяжёлым, его поднять вот так, захватив под мышки, невозможно. В чём дело? Вес тела ведь не меняется от размышлений. Субъективно кажется, что меняется, становится тяжелее. В чем же загадка?

Инструктор Чарли Баденхофф, американец, живущий в Японии из-за страсти к айкидо, объясняет: центр тяжести перемещается вниз, поэтому сдвинуть человека невозможно. Это базовый принцип айкидо и всех боевых искусств востока. Если центр тяжести сдвинут вверх, то «уронить» человека ничего не стоит. Что ещё можно увидеть в этой простой игре В чужих руках с «центром тяжести»?

Вот первая фаза - уке не думает о своей тяжести. Он дает себя поднять! Он участвует в собственном отрывании от земли: помогает тори, удобно кладет себя в руки партнера, наклоняется к нему, почти припадает к груди, встает на цыпочки и тянется вверх. При этом полностью верит в то, что это его поднимают!

Во второй фазе уке и не думает помогать поднимать себя вверх. Он, как тяжёлый мешок, «срывается» с рук и стремится «приклеиться» к полу. Вот и вся разгадка: не давай себя в «чужие руки», оставайся в самом себе, в своих замыслах.

Приглядимся к пьющему. Как уке в В чужих руках первой фазе упражнения на «утяжеление», пьющий дает собой манипулировать. Ему говорят: «Ты не можешь пить, тебя надо останавливать». «Хорошо, - мысленно отвечает он, - буду терять контроль над собой, чтобы вы могли мною руководить, таскать, куда вам хочется».

«Не ругайте меня, возьмите на поруки!»

За годы пьянства к пьющему мужчине прилипает столько дополнительных вредных привычек, что он, как корабль, днище которого обросло ракушками, нуждается в капитальной очистке.



Бросать пить почти так же больно, как сдирать с себя кожу. Вот это «отдирание кожи» и есть мучительное внутреннее борение: попробуй-ка сорви с себя шкуру-оболочку и стань новым человеком!

«Жизнь в В чужих руках трезвом положении

Куда нехороша!

В томительном борении

Сама с собой душа,

А ум в тоске мучительной.

И хочется тогда

То славы соблазнительной,

То страсти, то труда».

Этого стихотворения Н. А. Некрасова в школе не проходят, и правильно - не стоит преждевременно расстраивать пацанов и будущих выпивох. Узнают ещё, что вместе с привычкой выпивать и балдеть приобретут и привычку душевно мучаться, умственно тосковать в трезвом положении по славе, по труду.

«Голубая мечта» пьющих мужчин, которую не все они осознают ясно и отчетливо, - это быть «на поруках», «жить как у Христа за пазухой».

Один мой клиент, когда мы с ним рассуждали на тему: «Моя воля В чужих руках и чужая воля», вдруг вспомнил, что его лет 15 назад потрясла одна старинная картина, репродукцию которой он увидел, листая художественный альбом. На картине изображён был Христос, а из его пазухи, из-за ворота платья выглядывали семь маленьких «христовых детей». Это были совсем и не дети, а вполне зрелые, лысоватые и бородатые мужики. Они подчинились Его воле и были, наверное, счастливы. Мой клиент осознал в тот момент важную мысль: если вверить себя Абсолюту, то тогда не надо отдавать себя в руки людей - хороших или плохих, неважно. Это уже не их забота! Абсолютная воля и моя воля - вот силы, которые только и В чужих руках могут быть допущены к руководству собственной жизни. Это умозаключение сильно изменило его жизнь. Нет, верующим он не стал, так как большую часть жизни был атеистом. Попытки ставить свечки в надежде образумить свою страсть к выпивкам были ему самому смешны. Каяться в грехах коллективно, как это принято в православных церквях, он тоже не хотел. Его мысль пробилась к Абсолюту и помогла решиться на серьёзный поступок. Он перестал подыгрывать тем, кто многие годы опекал его, «брал на поруки», «нянчился», как с малым дитем. Это был его действительно свободный выбор!

Как только человек всерьез задумывается над тем, кто на самом деле выбирает, - он В чужих руках или другие люди - возникает действительное сопротивление собственной страсти к опьянению алкоголем.

В группах, где пьющих мужчин учат понимать и делать собственный выбор, проводят такую игру. Участника группы ставят на стул. Вокруг стула расставляют «родню»: «мать», «отца», «детей», «друзей» - поруки. Руководитель группы расшатывает стул так, чтобы стоящему было трудно балансировать. Он тут же хватается за протянутые с «любовью» руки помощников. Его надежно удерживают на «постаменте», а жизненные «бури» продолжаются. Он привыкает к поддержке и сам перестаёт наблюдать, изучать, приспосабливаться к «тряске». Вдруг (по скрытой команде ведущего) его разом все отпускают, мол, «надоело, хватит с ним нянчиться».

Пьющий тут же слетает В чужих руках с постамента. Он «выбит из жизни», летит на пол, обычно не встаёт, ждет, когда его поднимут. Не дождавшись, ругается: «У, гады!»

На чистую воду «за ушко»

Один известный кроликовод придумал устройство, позволяющее повысить приплод этих животных и сократить падёж. Рука человека не касалась кролика до конца его короткой жизни (1). Подача пищи была беспрерывной и круглосуточной (2). Кроликовод сформулировал суть изобретения просто и доходчиво: «Кролик мечтает скорее подохнуть. Задача - не дать ему это сделать».

Прикосновения человеческих рук, которые норовят схватить кролика за его длинные уши и вытянуть его из клетки, губительно сказываются на воле к жизни. Природа приготовила кроликов (зайцев В чужих руках) в качестве корма для других более организованных животных - волков, лисиц, поэтому она и научила кролика подавать себя как корм: только кролик, пятясь назад перед неподвижно разинутой пастью удава, вползает в эту пасть сам!

Вот вам биологическая модель сильно пьющего: хочет не пить, а пьет, пятится назад от питейной ситуации и прямиком идёт вперед!

К сожалению, человек- как тварь божия, как теплокровное млекопитающее из отряда приматов, недалеко ушёл от кроликов по качеству «автоматизмов воли». Если его тащить за уши в прямом и переносном смысле, то у него вероятность включения жертвенного поведения резко повысится. Если мужчину тащить «за уши» к трезвой В чужих руках жизни, то его пьянство усилится. Тибетские врачи, например, считают, что тянуть уши вверх крайне опасно для душевного и физического здоровья. Там, в Тибете, принято тянуть уши за мочки вниз - это усиливает самоуважение и доверие к себе. А тянуть за уши вверх, как это проделывают с именинником у нас... ну, вы уже знаете зачем...


documentaqstyjp.html
documentaqsuftx.html
documentaqsunef.html
documentaqsuuon.html
documentaqsvbyv.html
Документ В чужих руках